Достоверность фантастики

— Хотите перенестись в XXII век? — спросили меня на Ялтинской киностудии.
— Еще бы!
И вот мы на съемочной площадке. Казалось, здесь не происходит ничего необычного. Каждый из членов съемочной группы занят своими делами. Но раздалась команда помощника режиссера: „Внимание! Всем уйти из кадра. Снимаем!", и из дверей огромного необычного дома, слегка покачиваясь, вышел... небольшой беленький шкафчик и стал важно прогуливаться по выложенным плиткой дорожкам.
— Робот Гришка, — объясняет мне ассистент режиссера.
— Гришка! Ко мне! — раздается голос из окна дома, и робот торопливо скрывается в дверях.
Вслед то роботом вхожу и я в это жилище будущих землян. Дом делится на две примерно равные части. Здесь комнаты, в которых земляне будущего постарались сохранить теплой уют, присущий домашним очагам прошлого: огромный камин,

Кадр из фильма.

Режиссер Ричард Викторов(слева) на съемочной площадке.

деревянная мебель, цветы. А вот комнаты с обстановкой нового космического века. Именно здесь, в „космической" комнате сегодня снимается эпизод.
Последний раз придирчиво осматривает себя в зеркале Нийя, девушка лет семнадцати — искусственный человек. Ее играет Елена Метелкина. Рядом с ней — Степан Лебедев, студент Космического института (актер Вадим Ледогоров). Это потом зрители узнают, что Нийя может мгновенно перемещаться в пространстве, может подолгу обходиться без воздуха, сна, пищи, не бояться холода и жары. А сейчас Степан принесет первый в этом году арбуз и, шутя, кинет его никогда не видавшей таких плодов Нийе. И та, испугавшись летящего к ней большого полосатого шара, вытянет вперед руки, как бы защищаясь, и арбуз повиснет в воздухе у ее рук.
— Снять этот трюковый кадр надо точно, с одного дубля.— говорит мне режиссер Ричард Викторов. И, сиеясь. добавляет:
— Таких роскошных астраханских арбузов в Ялте недостать

Вообще, фильм задал нам массу головоломок. Как, например, снимать растущую на глазах биомассу, где снимать гибнущую планету Дессу. При этом важно, чтобы зрители поверили в возможность, реальность происходящего. Фантастика на экране должна быть прежде всего достоверна...
— Для вас это уже не первое обращение к фантастике. С успехом прошла по экранам мира дилогия ..Москва — Кассиопея" и „Отроки во Вселенной". Почему вы после реалистической кинодрамы „Обелиск" вновь обратились к жанру научной фантастики?
— В фантастической кинодилогии ..Через тернии к звездам" мы вместе с писателем Киром Булычевым старались поставить непростые проблемы. И любая попытка сказать в нескольких словах, о чем эти фильмы, будет звучать упрощенно. Пожалуй, наиболее емко определить сумму проблем нашего фильма можно словом ответственность. Это и ответственность любого из нас за судьбу планеты, ответственность науки и ученых

Кадр из фильма.

 

 

перед человечеством, ответственность каждого за судьбу тех, кто нуждается в нашей помощи. Это ответственность за будущее наших детей.
...Все готово к съемке. Все заняли свои места. Зрителей будущего фипьпа поразят полеты звездолетов, опасные приключения на гибнущей планете Дессе. А пока на съемочной площадке необычное почти растворяется в достоверной реальности. И мне вспоминаются слова писателя--фантаста Станислава Лема о том, что фантастика скорее похожа на гигантскую могущественную лупу, в которую мы рассматриваем тенденции развития — социальные, моральные, философские, и что, в сущности, говоря о будущем, о жизни на далеких планетах, мы говорим о современных проблемах и о современниках, лишь облаченных в галактические одежды.


Ольга ЗЛОТНИК